Главная » Детская страничка, Насущное » Исцеление дочери Иаира

Иаир уныло брел по улицам родного города. Диагноз врача, как приговор звучал в голове. Неделю назад Сара – единственная и горячо любимая дочь почувствовала недомогание, и вот сегодня она уже не смогла подняться с постели. Сильная горячка, кашель…

1202_900

Мир, который еще совсем недавно казался таким прекрасным, наполненным Божьего провидения и любви померк. Птицы уже не пели, а пронзительно и неприятно кричали, трава была не зеленая и грязно серая, а главное, в душе поднималась волна обиды в адрес Всевышнего. За что? Он – Иаир всегда верил Ему. С раннего возраста проявлял необычайный интерес к Торе. Служил Богу Израиля ревностно и от всего сердца. Дослужился до начальника синагоги. Да и став им, служил Богу с той же страстью, что и в молодые годы.

Иаир верил не потому, что так было принято в Израиле, о вере говорили все, а потому что он неоднократно видел Провидение Божье в своей жизни. Да и само рождение Сары было чудом.

Через пару лет после женитьбы Иаира, они с женой Аснат узнали, что его жена бесплодная и у них никогда не будет детей. Аснат настолько была удручена этой новостью, что потеряла способность живо верить Господу. Но Иаир не сдавался, его непрестанные мольбы, жертвоприношения в храме, а главное его вера сделали невозможное – на восьмом году их совместной жизни Аснат забеременела и спустя девять месяцев родила прекрасную малышку, которую назвали Сарой.

Затем были 12 лет безраздельного счастья. Когда Саре исполнилось два годика, она стала «хвостиком» своего отца. Казалось, что Бог дал Иаиру не просто дочь, а вселил в тельце этой маленькой девочки, частичку Своей любви к нему Иаиру. Дочь ни на минуту не отводила от отца восхищенного взгляда, когда тот был дома. И чем старше становилась девочка, тем больше крепла их дружба.

Сара могла доверить Иаиру самые сокровенные мысли, а он, как лучший друг, всегда старался понять ее и дать дельный совет.

Иаир был добрым и справедливым начальником, и, как все счастливые люди, излучал любовь и мир. Его уважали за широту души, за способность войти в положение каждого человека, снизойти, понять и принять.

Он уважал закон Моисея, но при всякой возможности трактовал его в пользу людей. Иаир помнил как был милостив Господь к нему и изливал, дарованную ему милость, на ближних. Правда это его качество нравилось далеко не всем, и у Иаира были недоброжелатели. Его же этот факт не сильно огорчал, он продолжал любить и друзей и врагов.

Бог, семья и синагога полностью заполняли жизнь Иаира так, что в ней не оставалось места больше ни для чего. Это были «три кита», на которых и строилось его счастье.

И вот все это дало крен. Иаир не был слабым человеком, но сейчас его вера была, как бы парализована. Он не мог собраться, чтобы вымолить исцеление дочери. Иаир просто не верил. Впервые в жизни не мог заставить себя поверить. Что это?

Он обратился к друзьям, чтобы они молились за Сару, молилась вся синагога. Но чем больше прилагалось усилий, тем меньше верил Иаир.

И вот сегодня врач вынес приговор – медицина бессильна помочь его любимой дочери. Сара была обречена, ДО УТРА ОНА НЕ ДОЖИВЕТ.

Когда эта фраза прозвучала в голове Иаира, он остановился и застонал. В груди сильно заболело. Иаир облокотился об угол дома, тяжело дыша.

— Иаир! — раздался мужской голос.

Иаир медленно оглянулся, это был Авирам.

— Только не это, — подумал начальник синагоги.

Он не то, что не любил Авирама, просто сейчас было не то настроение, чтобы разговаривать с ним. Вот уже больше года Авирам был последователем молодого раввина по имени Иисус. Иаир несколько раз слышал проповеди этого учителя, многое ему нравилось. Однако Иаиру был не по-нраву тот разрушительный, как ему казалось, радикализм. Иаир был неконфликтным человеком и не понимал, зачем Иисус лез на рожон. Неужели трудно омыть руки? Иаир и сам считал, что это не приближает человека к Богу, но ради немощных-то можно? Иаир не понимал, зачем Иисус исцеляет больных именно в субботу? Ну исцели ты в пятницу или в воскресенье! Не понимал он и оскорблений в адрес начальников. А раз не понимал, то и держался подальше. В споры об Иисусе не ввязывался и старался соблюдать нейтралитет. То что Иисус был необычным служителем, Иаир признавал, но считал, что ему не хватает мудрости и гибкости, которая приобретается с опытом и годами.

Сейчас убитому горем отцу тем более не хотелось говорить об этом. У Авирама же не было других тем, кроме Иисуса и его чудес.

— Иаир, — повторил Авирам, — что с тобой?

— Все нормально, — через силу выдавил тот.

— Тебе плохо? Что случилось? Что-то дома?

И тут рыдания потоком вырвались наружу. Иаир, некогда счастливейший из людей, впервые в жизни проливал такие горькие слезы.

— Сара… — сдавленно произнес он. — Врач сказал, что до утра она…

И он громко зарыдал.

Авирам молча стоял рядом, о чем-то размышляя.

— Иаир, — мягко сказал он. — Иисус сейчас здесь – в Капернауме.

— Прекрати, Авирам! Только не сейчас!

— Ну почему? — не сдавался тот. — Ты можешь недолюбливать Иисуса, но ведь чудеса, которые Бог творит Его руками, неоспоримы!

— Я не могу…

— Но тебе надо чудо? Ты любишь дочь?

— Авирам! — выкрикнул Иаир, — я не могу обратиться к тому, кто разрушает наши традиции. Я не считаю их важными, но если кто-то в них верит, значит, они нужны. Я не могу хотя бы потому, что я начальник синагоги! Я не имею права влезать в конфликт, когда Бог поставил меня блюсти мир.

— Иаир, послушай меня. Люди, которые настраивают всех против Иисуса, тебе не помогут. Иногда нам приходится выбирать между людьми и Богом.

— Не слишком ли громко сказано, Авирам? Иисус не Бог! А выбирать между людьми и людьми, это совсем другое дело.

— Нет, Иаир! Кто творит дела Бога, Тот и от Бога! Иисус однажды сказал, что дерево узнается по плоду, так и человек, тот…

— Хватит! — оборвал Иаир. — Я не нуждаюсь в твоих проповедях, тем более сейчас.

— Может быть. Но ты нуждаешься в Чуде!

— Чудо у Бога, а не у людей.

— Иисус не простой человек!

Иаир устало отмахнулся и побрел домой.

Дом, еще совсем недавно такой приветливый, встретил Иаира мрачной тишиной. Казалось, что сам дух смерти поселился в нем.

Аснат, как каменное изваяние сидела у постели дочери. Из Сары же с каждым вздохом медленно уходила жизнь.

— Аснат, — позвал Иаир.

Та не шелохнулась.

— Аснат, — он прикоснулся к плечу жены. — Ты слышишь меня? Как дела?

Та вместо ответа беззвучно заплакала.

— Иаир, я умоляю тебя, — шепотом произнесла женщина, — сделай что-нибудь.

— Дорогая, что я могу сделать? Я даже верить не могу!

— Но ты обязан ей помочь! — внезапно закричала жена. — Слышишь, ты должен! Пойди к заклинателям, пойди хоть к самому сатане, но спаси нашу дочь!

— Аснат! Замолчи! Побойся Бога! Он подарил нам дочь!

— Зачем?! — прервала та.

— Как зачем?! Чтобы…

И тут он осекся. Боже, что же это такое? Все рушится в моей жизни. Чем я провинился? Что же делать?!

Иаир больше не мог оставаться в доме, он молча вышел и побрел по улице.

Если бы он мог умереть, чтобы Сара жила!

— Бог, — взмолился он, — забери мою жизнь в обмен на жизнь моей дочери! Боже, помоги!!!

Он около часа молча ходил по улицам и молился. И с каждым шагом, с каждой новой молитвой, с каждой минутой буря внутри утихала, и все настойчивей в голове звучал вопрос Авирама: «Но ты нуждаешься в чуде?».

Незаметно его мысли перешли к Иисусу. Иаир, конечно же, испытывал к этому молодому раввину некоторую симпатию. Его слова и дела не расходились, и это дорогого стоило. Иисус не первый раз был в Капернауме. И каждый его визит множил в этом городке количество его сторонников и ставил в тупик его противников. Иаир слышал немало историй о чудесах, которые Иисус сотворил только в Капернауме. Слышал он о римском сотнике, который пришел просить о своем парализованном слуге. Иисус даже не подходил к больному, а только сказал несколько слов и слуга выздоровел.

Он лично знал людей, которые получили исцеление от Иисуса, а одно чудо он видел собственными глазами. Оно произошло года полтора назад.

Около синагоги всегда толпились больные телом и душой люди. Они просили милостыню и редко заходили в синагогу. Был среди них один душевнобольной по имени Миха – спокойный, живущий в своем мире, лет тридцати человек. Он никому не доставлял никаких хлопот, всегда сидел тихо и что-то шептал себе под нос.

Но в день, когда должен был прийти в синагогу Иисус, Миха проявлял беспокойство, уже не шептал, а громко что-то бубнил, как затравленный зверь смотрел по сторонам и вздрагивал при каждом шорохе.

Иисус пришел в синагогу в сопровождении множества учеников и сторонников. Иаир внимательно всматривался в лицо этого человека, ища в нем хоть что-то отличающее его от всех смертных, но ничего не находил. Обычный молодой мужчина, с простой непримечательной внешностью. Говорящих он слушал внимательно, и не было в нем и следа превосходства и гордости. В целом создавалось достаточно приятное впечатление, но ничего особенного и отличительно Иаир в нем не увидел. Но так было лишь до тех пор, пока Иисус не начал говорить.

Каждое его слово было, как забитый гвоздь. Ни одна фраза не оставляла слушающих равнодушными. Они либо с восторгом согласно кивали головами, либо гневно блестели глазами и скрежетали зубами, но ничего не могли возразить. Иаир про себя отметил, что в этом человеке есть что-то властное. Его речь отличалась от речи обычных проповедников синагоги. Те говорили ровными голосами и гладкими фразами, и старались смотреть не на слушающих, а куда-то вдаль, поверх голов, так было принято.

Иисус же говорил очень просто, все произнесенное им было понятно абсолютно всем, но самое главное, он, казалось, смотрел тебе прямо в глаза и видел все, что происходит у тебя внутри. Его речь была так же сильна, как речь властителя к своим подданным, это была речь имеющего власть Человека.

И тут произошло то, чего не ожидал никто. Миха, вошедший в этот день в синагогу, вскочил и громко закричал: «Оставь! что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий».

Иисуса, казалось, это совсем не смутило. Он повернулся к Михе и властно произнес странную фразу: «Замолчи и выйди из него». Тело Михи содрогнулось, из горла вырвался ужасный вопль, скорее похожий на вой шакала. Глаза закрылись, по телу прошла судорога, и… он успокоился. Когда же Миха открыл глаза, все, находящиеся в синагоге, издали громкий вопль. Это были глаза совершенно здорового человека! Миха был полностью исцелен! На этом собрание в синагоге просто развалилось. Все вскочили с мест, стали подходить к Михе, говорить с ним. Кто-то проверял действительно ли это тот душевнобольной Миха. Но все задавали себе вопрос: от кого у этого Человека такая власть? Что это за учение, которое дает власть над нечистыми духами?

Дальше Иаиру рассказывали, что вечером к дому, где остановился Иисус, принесли и привели всех больных Капернаума. и он молился о них до утра. Говорят, что из многих вышли бесы, многие стали здоровыми, но этим рассказам Иаир не предавал большого значения. А вот Миха действительно стал совершенно нормальным человеком!

Иаир так же лично знал человека, которого Иисус исцелил, приходя в Капернаум около года назад. Но там была какая-то неприятная история с разбиранием крыши в доме. Дом был переполнен, и больного затащили на крышу, разобрали кровлю и спустили больного на носилках к ногам Иисуса. Потом, по словам очевидцев, был явный перебор. Иисус заявил больному, что прощает ему его грехи. Когда же люди подумали о нем плохо, он, как бы прочтя их мысли, сказал странную фразу: «Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — говорит расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой». Больной вскочил и побежал. Поднялся невообразимый шум, многие кричали и прославляли Бога. Но Иаиру тогда эта история не понравилась. Чудо чудом, но прощать грехи – это явный перебор.

Сейчас же в памяти Иаира всплывали сами факты ЧУДЕС! А в голове звучал все тот же вопрос Авирама: «Но ты нуждаешься в чуде?».

Иаир приостановился, он понял, что должен ответить на него.

— Ну, конечно же, да! Я нуждаюсь в чуде, — подумал Иаир. — Что же мне мешает использовать свой шанс? Страх перед людьми? Но я никогда не боялся, что обо мне скажут или подумают. Страх потерять работу?

Здесь Иаир задумался.

— А ведь мое положение для меня имеет значение. Если я обращусь к Иисусу, я могу на своей карьере поставить крест. На Иисуса и его последователей начинается настоящая травля. А обратиться к Нему, значит признать его, признать его своим учителем и стать в один ряд с его учениками. Но мне же надо чудо? Да! Я должен помочь дочери!.. А вдруг все напрасно? Вдруг я обращусь, а он не поможет? И дочери не помогу и карьеру разрушу.

Иаир прислушался к своим мыслям и удивился себе. У его единственной дочери, которая для него дороже самой жизни есть шанс, а он думает о работе, карьере. Может Аснат не так уж неправа, считая, что он еще что-то может сделать для дочери? Он понял, что пришло время принимать решение. Или сейчас, или никогда. Поколебавшись еще пару минут, Иаир решил: «Все, иду!».

Но куда идти? Хотя Капернаум небольшой городок, но Иисус мог быть в любом доме, а время дорого. Что делать? Иаир помолился и пошел. Через пол часа он услышал шум голосов, выйдя из переулка, он увидел толпу, идущую навстречу. Иаир в нерешительности остановился. Он увидел Иисуса в окружении жителей города, которые окружили его плотным кольцом. Иисус сквозь толпу поймал взгляд Иаира. Вот он момент истины. В душе опять боролись чувства отца и долг начальника синагоги. Взгляд Иисуса говорил: «Ну что, Иаир? Каково твое решение?».

«Я иду к тебе, Господи». Иаир закрыл глаза пробираясь через толпу, расталкивал всех, стоящих на пути, делал это поспешно, словно боясь, что передумает. Пройдя к Иисусу, Иаир рухнул на землю.

— Учитель, умоляю, помоги! — закричал он.

«Ну вот и конец твоей карьере» проскочила мысль и тут же погасла.

— Дочь моя, она сильно заболела, врачи не могут помочь, у меня нет другой надежды. Помоги! Пойдем ко мне домой, ей так плохо. Я ее так люблю. — Иаир поднял голову и посмотрел в глаза Иисусу. — Умоляю тебя, учитель! Очень тебя прошу.

— Веди, — коротко сказал Иисус в ответ.

Иаир быстро вскочил и буквально потянул Иисуса в сторону дома. Но толпа мешала, каждый шаг давался с трудом. И тут Иисус остановился.

— Кто сейчас прикоснулся ко мне?

— Странный вопрос, — подумал Иаир.

— Учитель! Да тут такая давка, а ты говоришь, кто прикоснулся ко мне! — затараторили его ученики.

— Нет, это не то. Кто-то прикоснулся ко мне с верой и получил желаемое! Я почувствовал, как сила вышла из меня.

И тут женщина, которую Иаир знал, упала перед Иисусом на колени.

— Прости учитель. Это была я! У меня такие проблемы со здоровьем, я потратила все деньги, но врачи бессильны. Я подумала, что если прикоснусь к тебе, то исцелюсь. Я совершенно здорова! Спасибо тебе, Господи!

Иисус улыбнулся.

— Дочь моя, не волнуйся. Тебя спасла вера твоя, иди и будь здорова.

В сердце Иаира всколыхнулась новая волна надежды. Нет, все не напрасно. Это шанс, большой шанс и его надо использовать. Он знал эту женщину, двенадцать лет у нее было кровотечение, и жизнь капля за каплей покидала ее. Ее лицо всегда было белое, как мрамор, но сейчас это было лицо пышущей здоровьем женщины.

— Он обязательно поможет, — успокаивал себя Иаир.

Пока Иисус еще говорил с женщиной, кто-то дернул его за рукав.

— Иаир, боюсь у меня плохие новости для тебя.

Иаир вопросительно посмотрел на говорившего, не понимая, какие новости могут быть хуже тех, что его доченька, его Сара больна.

— Иаир, — продолжал тот же голос, — держись. Дочь твоя умерла. Смысла идти туда нет. Не утруждай учителя.

В глазах потемнело, земля под ногами зашаталась. Нет, этого не может быть! Его Сара мертва?! Нет и еще раз нет!

— Доченька, — вырвался вопль из горла Иаира.

Ну вот и все. Не помог и Иисус. Не помог никто. Зачем жить дальше.

— Иаир, — пробивался чей-то голос.

Кто его зовет? Что им всем надо от него? Его доченьки больше нет!!!

— Иаир, — настойчиво повторял голос, — ты слышишь меня?

Иаир поднял взгляд на говорившего. Это был Иисус.

— Не бойся, только веруй! Твоя дочь будет спасена! Идем к тебе.

Толпа, теперь больше похожая на похоронную процессию, продолжила движение к дому Иаира, некогда счастливого отца, удачливого в делах человека, а ныне разбитого, постаревшего на добрый десяток лет, еле перебирающего ногами человека.

Когда они подошли к дому, ноги Иаира подогнулись, из дома раздавались вопли и плачь. Жена во дворе сидела прямо на земле, выла и рвала на себе волосы. Иаир рухнул рядом с ней, и их рыдания слились в едином крике. В доме во всю старались плакальщицы, женщины, которые профессионально за деньги оплакивали умерших. Надо сказать, это у них получалось очень даже убедительно. Все эти вопли и игра на свирелях создавали жуткую атмосферу горя и безысходности.

Иисус приказал всем оставаться на улице, взял только троих учеников – Петра, Иоанна и Иакова, которые с большим трудом оторвали безутешных родителей от земли и повели их в дом.

Комната была битком набит растерянными людьми. Это были соседи, друзья, знакомые и просто прихожане синагоги. Как же так? Иаир всю свою жизнь отдал служению Господу, учил вере и тут такое. Как Господь мог такое допустить? В глазах людей был немой вопрос, на который они не надеялись получить ответ. Когда в дом вошли родители умершей Сары, точнее их буквально втащили в дом под руки, все старались отвести взгляд, чтобы не видеть степень их горя. На это трудно и невыносимо было смотреть даже со стороны.

Когда в дом вошел Иисус, свирельщики и плакальщицы замолчали и были слышны только стоны Иаира и Аснат. Все понимали, что Иисус появился здесь не случайно. Иаир не был его последователем и даже в числе сочувствующих, значит Иисус пришел не просто разделить горе. Но что же тогда ему надо?

Молодой раввин обвел всех проницательным взглядом, и в этот момент взгляд Иаира упал на покрытое белым полотном мертвое тельце девочки. Черты ее лицо заострились и мертвенная бледность разлилась по телу. Еще неделю назад она была полна сил, бегала и, казалось, весь дом был заполнен ее голосом. И вот она мертва… Иаир почувствовал как сердце начало работать с перебоями не выдерживая горя.

— Боже, я не могу больше! Забери меня, Господи!

— Иаир, возьми себя в руки. Послушайте все, прекратите плач и крики. Не умерла девица, но спит!

По комнате пронесся шепот. Две плакальщицы посмотрели друг на друга и прыснули от смеха. За ними захихикали другие.

— С ума сошел! Спит!

— До чего фанатизм доводит людей.

— Это не раввин, а клоун.

— Тут горе, а ему шутить хочется.

Иисус строго посмотрел на всех и громким голосом сказал.

— Выйдите все отсюда!

Толпа по чуть-чуть стала выползать из комнаты. Кто еще продолжал посмеиваться, пряча улыбку, кто-то возмущался недовольный тем, что его выставили из комнаты и не дали посмотреть продолжение «представления», а кто-то недоуменно пожимал плечами.

Когда последний человек, кроме трех учеников и родителей покинул комнату, Иисус подошел к умершей.

— Если бы вы только знали власть данную вам, — подумал Он, — если бы вы только поверили как много может сделать вера человека, если бы вы понимали волю Отца Моего, вы бы сейчас не рвали волосы на своей голове, а восторжествовали бы на смертью и болезнью. И то, что творю я, не было бы чем-то необычным.

Иисус вдруг почувствовал такое одиночество, что он один, мир полон неверия и греха, а люди верят поверхностно и потребительски. Получив желаемое, они уже не нуждаются в Боге. Горечь наполнила его сердце, но уже через мгновение Дух Божий принес утешение.

Иисус наклонился над ложем, оглянулся на учеников и родителей, взял холодную, безжизненную руку девочки в свою руку и громко сказал:

— Талифа куми!

Иаир мгновенно перевел фразу, прозвучавшую на арамейском языке: «Девица, тебе говорю, встань!».

— Что он делает? — промелькнуло в голове Иаира. — Она же не может его слышать.

Если бы люди обладали способностью видеть и понимать духовный мир, они увидели бы как потрясся Шеол – царство мертвых. Как духи смерти ослабили свою хватку и их новая добыча, душа Сары вырвалась и понеслась к уже остывшему телу. Они увидели бы, что смятение в царстве смерти достигло своего апогея, когда очередная добыча была буквально вырвана из их лап.

— Кто Он, что управляет преисподней? — Переспрашивали друг у друга духи умерших. — Кто Он, что духи смерти Ему повинуются?

Но всего этого люди видеть не могли.

Зато они увидели другое. Еще пару мгновений назад смертельно бледное лицо девочки порозовело, веки дрогнули, она потянулась, сделала глубокий вздох, открыла глаза и села.

Ученики Иисуса привыкшие ко всему широко раскрыли глаза. Это был не первый воскресший по молитве Иисуса человек, но разве к этому можно привыкнуть?

Родители же просто окаменели. Они боялись поверить, что случилось чудо – их дочь живая, они боялись, что это всего лишь сон, и они проснутся заплаканные и убитые горем, а девочка будет лежать мертвая на своем ложе. Они боялись, что убитое горем сознание начало давать сбои и принимать желаемое за действительное. Они молча смотрели на сидящую дочь, боясь пошевелиться. Вдруг это прекрасное видение исчезнет от малейшего движения.

Девочка обвела комнату глазами, улыбнулась.

— Мама, папа, я кажется стала выздоравливать, у меня ничего не болит! Что с вами? — спросила Сара, видя, что родители какие-то не такие.

— Вы здоровы? Что с вами?

Иаир рванул с места к дочери, схватил ее в охапку, прижал к себе, из его глаз текли потоки слез.

— Все хорошо, моя любимая, все хорошо. Не обращай внимания, мы просто с мамой сильно переволновались из-за твоей болезни. Теперь все позади, ты здорова.

Аснат на коленях подползла к кровати и обняла мужа и дочь, рыдая от счастья.

Иаир поднялся, упал на колени и обхватил ноги Иисуса.

— Учитель, скажи, что делать, я все сделаю для тебя! Я пойду за тобой до края земли, только скажи, что нам делать?

— Да, — сказала Аснат, — мы в неоплатном долгу перед тобой Учитель! Что нам делать?

Иисус посмотрел на всех веселыми глазами.

— Хочу дать вам важное поручение, — он улыбнулся, — приготовьте чего-нибудь вкусненького и покормите свою дочь, она уже несколько дней не ела.

Иаир и Аснат обняли Иисуса, радостно смеясь. Ученики Иисуса весело улыбались, глядя на эту картину.

— Все-таки, — подумал Петр, — нам повезло с Учителем. Какая радость дарить людям счастье! А это он умеет делать.

Вот такая история произошла в Капернауме, небольшом Галилейском городке, в первой половине первого столетия после Рождества Христова.

Хотелось бы только добавить, что это чудо увеличило число последователей Иисуса по всей Галилее. Иаир оставил должность начальника синагоги, но ничуть не жалел об этом. Он понял, что вера не зависит от должностей. Он познал силу Божью и Его любовь.

Ученики Иисуса гордились своим Учителем. Сегодня мы Его ученики и нам поручено творить дела нашего Учителя.

Иисус сказал: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду» (Ин.14:12).

Сегодня каждому из нас доступно то, что делал наш Господь – дарить людям счастье познания Бога через Его силу.

Аминь!

 

Автор : пастор Олег Борей


Следите за обновлениями сайта в социальных сетях: 

FacebookTwitterВконтакте

Поддержите портал www.MirVam.org

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии фейсбука:

Похожие записи:
Библейский учитель Олег Ремез провел конференцию в Одессе (Украина)
Библейский учитель Олег Ремез провел конференцию в Одессе (Украина)
25-27 сентября в церкви «Мир Божий» в Одессе библейский учитель Олег Ремез провел конференцию «Бог явился во плоти». Основной посыл встречи – Иисус Христос – стандарт и образец жизни для духовного творения, человека, сообщает Христианс...
Рэпер DMX провел онлайн-урок по изучению Библии для ободрения людей
Рэпер DMX провел онлайн-урок по изучению Библии для ободрения людей
Американский рэпер и актер DMX провел онлайн-урок по изучению Библии, чтобы успокоить людей во время пандемии коронавируса. Во время прямого эфира, который посмотрело 14 000 человек, Эрл Симмонс, более известный под псевдонимом DMX (от Dark M...
Крис Валлоттон: «Доказательство того, что вы в Боге — любовь к тем, кто вас не любит»
Крис Валлоттон: «Доказательство того, что вы в Боге — любовь к тем, кто вас не любит»
«Когда я люблю человека, который не любит меня, я указываю на то, что я нахожусь в Боге», — Крис Валлоттон в своей проповеди поделился о том, насколько серьезно Бог смотрит на наше отношение к людям. Бог в Библии не раз упоминает о любви. И речь...
«Я – мать жертвы». Как обрести Бога после смерти дочери, несправедливого обвинения и 30 лет тюрьмы
«Я – мать жертвы». Как обрести Бога после смерти дочери, несправедливого обвинения и 30 лет тюрьмы
Линда Баркман провела в тюрьме 30 лет, после того как сожитель убил её двухлетнюю дочь. Но вышла она из заключения с молитвой об искуплении убийцы, докторской степенью богословской семинарии и 28-летним опытом пасторского служения. Она окончила Фу...
Мы прошли через долину скорби: Артур Симонян
Мы прошли через долину скорби: Артур Симонян
В рамках программы “Дом Веры” пастор церкви “Слово Жизни” в Армении Артур Симонян дал первое интервью после потери в семье. В разговоре с Максимом Максимовым пастор рассказал о пережитом, что они проходили, как боролись и что Господь говорил и показы...
Примечание. При использовании материалов сайта гиперссылка на www.mirvam.org обязательна. Использование материалов в печатных СМИ только после письменного разрешения редакции.
Метки:

Нет комментариев... Вы можете быть первым!